13.11.2009

У военнослужащих радиационной, химической и биологической защиты профессиональный праздник

Подразделения радиационной, химической и биологической защиты появились в Русской армии во время Первой мировой войны, когда начали применять химическое оружие.

Сейчас в распоряжении военных самая современная техника, которая успешно позволяет нейтрализовать невидимого врага.

Свою койку в казарме Андрей в шутку называет "мои восемь кубических метров". И дело не только в нормах воинского устава. Служа полгода в войсках радиационной химической и биологической защиты, он научился мыслить объемно. Говорит, специфика работы такова: если заражение есть, то оно не только на земле, но и в воздухе. Правда, сейчас молодой человек учится управлять вот такой установкой в реактивным двигателем. Она смывает ядохимикаты с боевых машин. Хотя еще недавно технику поливали из обычного шланга.

Андрей Клименок, солдат срочной службы: "Конкретно наша рота занимается дегазацией. То есть мы, грубо говоря, обеззараживаем технику, если где-то нанесли удар каким-то химическим оружием, то мы выдвигаемся на точку, все обезвреживаем и восстанавливаем мир и порядок".

На сборы считанные секунды. Только что в штаб поступила тревожная информация: в соседней деревушке зафиксирован резкий скачок радиации. На разведку отправляется мобильная бригада. В спецкостюмах военные исследуют каждый метр опасной зоны, делают пробы земли и воздуха.

Несмотря на то, что деревня искусственная и находится на учебном полигоне, у нее есть название Чихватовка. Так решил курсант, который ее построил. Начальство согласилось. Назвали в честь той самой деревеньки, где мальчик родился.

Это всего лишь учебка, еще можно ошибаться и повторять заново. Но именно здесь новички понимают, с чем им возможно придется столкнуться на службе.

Главный пример — Чернобыльская авария, крупнейшая радиационная катастрофа XX века. Тогда войска РХБ защиты одними из первых вошли на станцию. Они работали и в самом реакторе, и за четыре года очистили от радиации почти тысячу городов и деревень.

Они с гордостью говорят о службе, могут часами с неподдельным энтузиазмом рассказывать о технике, с которой приходится работать. И каждый второй солдат-срочник пока уверен, что готов остаться на контракт

Полина Крикун

Назад На главную Читать еще
Мировые новости