Антонио Гауди (1852 -1926)

 

выдающийся испанский архитектор, автор фантастических домов,

которые включены в список объектов всемирного наследия Юнеско.

 

Антонио Гауди родился в 1852 году в небольшом испанском городке Реусе в Каталонии.

 

Детство Гауди прошло у моря. Поэтому все его дома слегка напоминают чем-то замки из песка.


Маленький Гауди болел ревматизмом и из-за этого не мог играть с детьми и часто оставался в одиночестве. Его мысли занимали облака, цветы, улитки… Гауди всегда мечтал стать архитектором, но при этом не хотел изобретать ничего нового. Он хотел строить так, как строит природа, и лучшими из интерьеров считал небо и море, а идеальными скульптурными формами — дерево и облака.

Его отец и дед были хорошими кузнецами, и этот факт, несомненно, оказал влияние на пристрастие Гауди к художественному литью. Многие его интереснейшие творения сделаны им самим из кованого железа.

Своё поразительное умение мыслить и чувствовать в трёх измерениях объяснял наследственностью: отец и деды — ремесленники и моряки — «люди пространства и расположения».

Когда школьный учитель заметил однажды, что птицы могут летать благодаря своим крыльям, подросток Гауди возразил: крылья есть и у домашних кур, но летать они не умеют, зато благодаря крыльям быстрее бегают. И добавил, что крылья нужны и человеку, только он не всегда знает об этом.

 

Когда ему было чуть больше 20 лет, он переехал в Барселону, где 5 лет учился на подготовительных курсах при Провинциальной школе архитектуры.

 

Какое-то время Антонио Гауди работал под началом известных архитекторов, но сам при этом был всего лишь чертёжником. Он пытался участвовать в разных творческих конкурсах, но безуспешно. При этом он не терял времени даром - изучал ремесла, выполняя множество мелких работ (ограды, фонари и т.д.), проектировал также мебель для собственного дома.

 


 



В Европе в это время наблюдался расцвет нового стиля - неоготики. Гауди с восторгом принял идеи этого стиля и стал развиваться в этом направлении. Главный принцип неоготики "Декоративность - начало архитектуры" как раз очень соответствовал ощущениям Гауди от жизни и его взглядам на искусство. Со временем творческий почерк Гауди стал совершенно неповторим, а его архитектура уходила все дальше и дальше от общепринятой.


Одним из самых первых удачных и крупных проектов молодого Гауди был нарядный дом Висенс в Барселоне. Примерно в это же время Гауди получил диплом архитектора и патент, разрешающий ему выполнять архитектурные работы.

  

 

Он был построен из необработаного камня и цветных керамических плиток, расположенных в шахматном порядке с растительными орнаментами для богатого фабриканта - производителя кирпича и плитки.

 

 

В доме интересная каждая деталь, вплоть до самой мельчайшей. Гауди использовал при строительстве большое число различных декоративных элементов, таких как башенки, эркеры, балконы, и разные другие.

 

 

Входные двери и даже железная ограда, окружающая дом, представляют из себя настоящее произведение искусства!

  

 

 

Причудливый летний особняк Эль Каприччо не является объектом из списка Юнеско, но тем не менее это один из самых интересных полномасштабных проектов молодого Гауди. С испанского языка «Эль Каприччо» переводится как «Каприз».

 

Внешний вид особняка чем-то напоминает пряничный домик с отделкой из печенья и цветных леденцов. Вместо печенья Гауди использовал облицовочные кирпичи, а вместо леденцов – керамическую плитку с изображением желтых подсолнухов с зелеными листьями.

 

 

Дом-каприз был спроектирован и полностью построен за 2 года.


Дом Кальвет в Барселоне — единственное здание, признанное и любимое горожанами при жизни Гауди. Этот дом является наиболее традиционным творением Гауди, самым простым и сдержанным, но именно за него, а не за другие шедевры Гауди получил муниципальную премию Барселоны за лучшее здание года.

 

В доме Кальвет внутренний дизайн, возможно, даже более интересен, чем внешний.

 

 


А вот школа при монастыре Святой Терезы построена в сдержанном готическом стиле. Под ярким южным солнцем красное здание буквально кажется сияющим на фоне синего неба. Внутреннее же убранство соответствует преднзначению здания, оно скромное и в нем нет никаких кричащих деталей, свойственных стилю Гауди.

 




Одна из ярких построек Гауди в неоготическом стиле - епископский дворец в городе Асторга недалеко от Леона.

 

 

 

Дом Ботинес в Леоне Гауди строил одновременно с епископским дворцом, поэтому, конечно, почти не присутствовал на строительной площадке. Тем не менее дом Ботинес был построен довольно быстро - всего за 10 месяцев. Для его строительства использовались заранее приготовленные строительные блоки. Поскольку дом Ботинес и епископский дворец строились в одно и то же время, то они даже немного похожи.

 



Судьбоносной для Гауди оказалась встреча с текстильным магнатом Гуэлем. Позднее Гауди и Гуэль подружились. Это был богатейший человек Каталонии, обладающий чувством вкуса, любитель искусства, он мог позволить себе даже самый дорогостоящий проект, а Гауди получил от него то, о чём мечтает каждый творческий человек: свободу самовыражения без постоянной заботы об экономии.

 


Гауди построил  для семейства Гуэль много интересных проектов.

Но наиболее интересен совершенно фантастический барселонский парк Гуэля, который представляет собой сочетание садовых и жилых зон.

 

На территории парка расположен особняк, в котором жил Гауди, и где теперь после его смерти находится его дом-музей Гауди, в котором собрана мебель его работы, наброски, эскизы к нереализованным проектам, его личные вещи.

 


 

 

Оригинальная парадная лестница - одна из главных достопримечательностей парка.

 

На нижней площадке лестницы помещён любимый персонаж Гауди — мозаичный Дракон. Туристы любят привозить из Барселоны сувениры с  изображением этого дракона, а также другие мозаичные изделия.

 

 

Средняя площадка лестницы украшена медальоном с четырёхполосным каталонским флагом и мозаичной головой змеи.
 

 

 На верхней террасе, являющейся центром всего паркового ансамбля, находится длинная, изогнутая в форме морского змея, скамья, тоже мозаичная. Скамье была придана форма, совпадающая с очертаниями тела сидящего человека. Гауди добился этого, усадив рабочего на непросохшую глину и «замерив», таким образом, изгиб спины.


Парадная лестница ведет в необычный "зал ста колонн" с интереснейшей мозаикой на потолке. "Зал ста колонн" на самом деле содержит всего 86 колонн. В нем хорошая акустика, поэтому он часто используется местными музыкантами.

 

 

От главной площади парка и вокруг него протянута сеть пешеходных дорог и тропинок, ведущих в прогулочные аллеи, построенные Гауди из местного камня и за свой причудливый вид получившие название "птичьих гнёзд".


«Гнёзда» выступают прямо из склонов холма, и кажется, как будто они с ним срослись, а внутреннее пространство каменной галереи, из-за наклонных колонн и опорных стен выглядит оригинально.

 

Гауди считал, что прямая линия — это порождение человека, а круг — порождение Бога. Он ненавидел замкнутые и геометрически правильные пространства, а стены доводили его прямо-таки до сумасшествия. Вскоре он объявил войну прямым линиям, навсегда переселяясь в мир кривых поверхностей, чтобы сформировать собственный, безошибочно узнаваемый, стиль.


Позже он скажет: «…исчезнут углы, и материя щедро предстанет в своих астральных округлостях: солнце проникнет сюда со всех сторон и возникнет образ рая… так, мой дворец станет светлее света».

Чтобы не «резать» помещение на части, он придумал собственную безопорную систему перекрытий. Только через сто лет появилась компьютерная программа, способная выполнить подобные расчёты. Это программа НАСА, рассчитывающая траектории космических полётов.

После того как в Барселоне Гауди строит "дворец Гуэля" - жилой дом, он  становится самым модным и дорогим архитектором города.

Дымоходы на крыше дворца Гуэля выполнены в форме различных фигур.


 

Очень интересно оформление железных ворот, через которые экипажи въезжали во внутренний двор.


Для богатейших горожан Гауди начинает строить дома, один причудливее другого.

Дом Мила как будто живет своей жизнью, пространство в нем рождается и развивается, расширяясь и двигаясь, как живая материя - как раз то, к чему всегда так стремился Гауди.

 

Первоначально мнение барселонцев о новом доме было не слишком высоким, дом Мила сразу получил прозвище «Педрера» (в переводе с испанского — "каменоломня") за свой запоминающийся неровный и тяжеловесный фасад.

 

С наружной стороны дома очень примечательны кованые балконные решетки, выполненные, кстати, не самим Гауди, а другим архитектором, но, конечно, при участии Гауди.


В настоящее время в доме Мила распологаются офисы, но в части квартир по-прежнему живут обычные люди. Одна квартира на самом верхнем этаже вместе с чердачным этажом и террасой на крыше демонстрируется посетителям во время экскурсий.



Крыша дома Мила уникальна сама по себе. И, конечно, каждая причудливая башенка на ней - настоящее произведение искусства.


Проект этого здания был необычным для своего времени, даже новаторским. Гауди продумал в нем систему естественной вентиляции , которая позволила отказаться от кондиционеров. Межкомнатные перегородки в каждой из квартир дома можно перемещать по своему усмотрению. Почти в каждом помещении имеется окно, в которое поступает дневной свет, в то время так было не принято делать.

 

Внутренние дворики были задуманы Гауди специально для того, чтобы обеспечить еще больше дневного света и свежего воздуха в квартиры.

 

 

 

Дом Мила стал последней работой Гауди, прежде чем он полностью посвятил себя созданию собора Святого Семейства. В 1984 году дом Мила стал первым из сооружений XX века, включённым в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.


Дом Бальо тоже получился живым трепещущим существом. Существует множество толкований символики главного фасада, но, по-видимому, наиболее правильной является интерпретация здания как фигуры гигантского дракона — излюбленого персонажа Гауди, возникающего во многих его творениях.

 


 

 Рядом с домом Бальо, прямо вплотную к нему, находится дом Амалье - здание в стиле, среднем между неоготикой и модерном. В 1976 году королевским указом дом Амалье был объявлен памятником национального значения.

 

 

 

Дом Амалье и дом Бальо, а также другие интересные дома занимают целый квартал в Барселоне, который называется «Квартал несогласия» из-за того, что все эти дома совершенно разные по стилю.

 


Стиль, в котором творил Гауди, относят к модерну. Однако фактически в своём творчестве он использовал элементы самых различных стилей, подвергая их творческой переработке.



В 1926 году, Антонио Гауди, величайшего архитектора XX века, чьи творения теперь и уже навсегда определили облик Барселоны, похоронили в крипте недостроенного им собора.



По непроверенным данным Гауди погиб, попав под трамвай недалеко от Собора Святого Семейства, работы всей его жизни, где он проводил практически всё своё время. Ему было почти 74 года. Наверное, он мог бы выжить, но таксисты отказывались везти в больницу неопрятного, неизвестного старика. Доставили Гауди в больницу для нищих, где он скончался на второй день, не приходя в сознание.



Интересные факты из биографии Гауди.



Темой учебного проекта Гауди выбрал ворота кладбища, и это были ворота крепости — они разделяли мёртвых и живых, однако свидетельствовали, что вечный покой — всего лишь награда за достойную жизнь.

У Гауди были разные глаза: один — близорукий, другой — дальнозоркий, но он не любил очки и говорил: «Греки очков не носили».

«Это безумие — пытаться изобразить несуществующий объект», — писал он в своём юношеском дневнике.

Образцом совершенства он считал куриное яйцо и в знак уверенности в его феноменальной природной прочности одно время носил сырые яйца, которые брал с собой для завтрака, прямо в кармане.



Друзья отмечали его совершенно фантастическую ловкость, как, например, умение ловить мух на лету левой рукой.

Гауди был художником-мастеровым в высшем смысле этого слова. Он проектировал не только здания, но и удивительную мебель, статуи, причудливые решётки оград, ворот и перил.


Последние годы Гауди провёл как аскет-отшельник, полностью посвятив все свои силы созданию бессмертного собора Святого Семейства, который стал высшим воплощением не только его уникального таланта, но и истовой веры. Он так тщательно отделывал завершения башен храма, чтобы ангелам приятно было на них смотреть.

Талант Антонио Гауди был, разумеется, широко известен в Испании. Однако мир «открыл» Гауди только спустя 26 лет после смерти, когда состоялась огромная ретроспективная выставка его работ.

Назад На главную Читать еще
Кто такой