и
Большой Московский Государственный Цирк

ПРЕДСТАВЛЯЮТ!

 

Про артистизм и лёгкость ковбоев Якова Экка.

 

В цирке особое отношение к лошадям. Вот и пресс-секретарь Большого Московского Государственного Цирка на проспекте Вернадского Эмилия Михайловна Боровик начала знакомить ЗАТЕЕВО с номером «Ковбои-наездники» под руководством заслуженного артиста России Якова Экка  именно с конюшни.  Красивые, ухоженные породистые лошади – все совершенно разные, сразу потянулись к нам за угощением. Но цирк не зоопарк,  все с уважением относятся к требованию «не кормить чужих животных», ведь от чёткого выполнения этого требования здесь зависит не только здоровье животного, но и работа целого коллектива.

 

 

Ковбои Якова Экка - молодые и артистичные. В программе «Вокруг света за 130 минут» их номер –  целый спектакль. Настоящие задиры с Дикого Запада могут и на кулаках за девушку побиться, и пистолетом обидчика попугать. А уж что они вытворяют на лошадях!

 

 

ЗАТЕЕВО:  Яков, Ваши ковбои выполняют на лошадях невообразимые трюки. Вы их сами придумываете или существует учебник?
Яков Экк: Существует и учебник, конечно, но все современные трюки, выполняемые на лошадях, позаимствованы либо из спортивной гимнастики, либо из высшей школы верховой езды.

ЗАТЕЕВО: А откуда в Ваш номер пришли сами наездники? На кавказских джигитов они совсем не похожи, скорее, действительно, на североамериканских ковбоев?
Яков Экк: Ребята у нас в номере очень молодые, ещё совсем недавно они жили в Омске, ходили в школу и занимались спортом: кто-то спортивной гимнастикой, кто-то акробатикой. И в цирк в 17 лет они попали совершенно для себя неожиданно – появился я и забрал их в Москву. Работать с лошадьми, которых до этого они никогда вблизи и не видели.

 

 


ЗАТЕЕВО: Очень напоминает Вашу собственную историю.
Яков Экк: Я тоже родился и вырос в Омске. В совершенно обычной, не имеющей никакого отношения к цирку, семье. Серьёзно занимался акробатикой: в 16 лет стал кандидатом в мастера спорта. В нашем городе гастролировал знаменитый "Цирк медведей Филатовых".  Они набирали акробатов для работы наездниками. Я решил попробовать и сам не заметил, как заболел лошадьми и цирком.


Как только представилась  возможность сделать свой собственный «конный» номер в Большом Московском Государственном Цирке, я сразу помчался в город своего детства. В Омской области находится крупный конезавод, который специализируется на разведении лошадей породы "русская рысистая", орловских рысаков, тяжеловозной и верховых пород. Тяжеловозы мне, вроде, ни к чему, а то, что в одном месте можно купить разные породы лошадей с отличными рабочими качествами, очень удобно. Я сразу представлял свой номер, как разноплановый: и с джигитовкой, и с элементами выездки, поэтому тщательно подбирал лошадей. Когда животные были отобраны и прошли оформление на новое место жительства, встал вопрос о наездниках.

Я, не задумываясь, пригласил омских ребят: Белоусова Олега, Белянина Павла, Кулика Валерия, Семёнова Александра, Смирнова Алексея, Щук Владислава и признателен им и их родителям, что они поверили в меня, в будущий номер и приехали работать в Большой Московский Государственный Цирк.

 

 

 

ЗАТЕЕВО: Как произошла первая встреча труппы?
Яков Экк: Нам всем пришлось тяжело. Лошади не понимали, чего от них хотят. Наездники ещё не могли даже называться «наездниками», потому что долго просто привыкали к лошадям: ухаживали за ними, чистили стойла и потихоньку переставали бояться.
Постепенно перешли от отдельных тренировок к совместным репетициям. В группу пришла ещё одна артистка цирка - наездница Юлия Заботкина.

ЗАТЕЕВО: Что не получалось дольше всего?
Яков Экк: Джигитовка, то есть выполнение акробатических трюков на лошади, оказалась для ребят не самой сложной. Они ведь профессиональные спортсмены и все эти трюки фактически репетировали с самого детства. Долго бились за выпрямленные колени и вытянутые носочки – ведь требования к выполнению трюка на лошади такое же, как и на гимнастическом снаряде или на ковре – зафиксированное положение тела должно быть идеальным!

 


А потом я сделал чудовищное открытие: мои «разудалые наездники» больше напоминают скованных и сосредоточенных жокеев! Пришлось репетировать то, чему не научат никакие учебники: и люди, и кони по несколько часов в день «отрабатывали» лёгкость, артистизм и кураж.

ЗАТЕЕВО: Зачем Вы всё время щёлкаете и размахиваете хлыстом?
Яков Экк: Я называю свой хлыст арапником. Этот полутораметровый хлыст из сыромятной говяжей кожи – мой рабочий инструмент. Темп нашего выступления таков, что даже профессиональные фотографии получаются смазанными, как при съёмке гонок Формулы-1. Голосом я не могу дать такие быстрые, чёткие и громкие команды, как арапником. А ведь от синхронности выполнения лошадьми команд, соблюдения ими ритма и темпа бега зависит жизнь наездника! Конные номера, по статистике, самые травмоопасные в цирке. Арапник для меня – продолжение руки. Я могу им громко щёлкнуть в воздухе, а могу быстро и аккуратно сбить пламя со свободно стоящей свечи - она даже не шелохнётся.

 


ЗАТЕЕВО: Спасибо огромное, Яков, за рассказ. Искренне желаем Вам и Вашим артистичным ковбоям миллионов восторженных аплодисментов!

 

Беседу с заслуженным артистом России Яковом Экком провела Е.В.Пучка, специальный корреспондент интернет-журнала для школьников "ЗАТЕЕВО" (www.zateevo.ru).
Фото - К.С. Федорченко.

Назад На главную Читать еще
ЦИРК